А. И. Попов

ВИЭМ: место встречи с русской провинцией
К Международному дню театра

Панно «Паяц с маской». С. Г. Букарев. Дерево, краски, лак, резьба. 50х26х4. Торжок, 1970-е гг.© ВИЭМ, КП 7730


Важным направлением новой стратегии развития ВИЭМ «Торжок: место встречи с русской провинцией» является редакционно-издательская деятельность.
Провинция, глубинка - это не только удаленность от центра, но и насыщенная глубинная жизнь, особое отношение к своему имени и судьбе. В этом смысле провинциальные мемуары и дневники имеют особый тон и колорит. Сами слова, построение фраз и их написание позволяют совершить перемещение во времени и ощутить атмосферу прошлого.
Документальный фонд музея составляет более 8 000 единиц хранения и включает интересный корпус воспоминаний, его органично дополняют фотоисточники и открытки из семейных архивов новоторов.
Уверена, публикация этих документов будет востребована не только специалистами по истории Торжка, но и нашими гостями из разных уголков России. Эти свидетельства обладают уникальной степенью достоверности, за емкими строками воображение рисует сцены увлекательной книги или исторического сериала.
Музей будет искать разные форматы публикации, их иллюстрирования и оформления, чтобы вам было интересно. Поделитесь своими впечатлениями, размышлениями о прочитанном и увиденном.

Ирина Жукова, директор ВИЭМ

 

Изданием «Записок-воспоминаний» Александра Ивановича Попова (1894-1967) Всероссийский историко-этнографический музей открывает серию публикаций автодокументальных текстов, в которых запечатлена как личная судьба авторов и их близких, так и переломные вехи истории страны в микрорегиональном контексте.

Написанные в стиле наивного реализма в полном смысле «человеком эпохи», для которого последствия революционных преобразований 1917 года стали социальным лифтом, открыли возможности для личностной творческой самореализации, эти записки не претендуют на статус высокохудожественного произведения или беспрецедентного исторического источника. Тем не менее их значимость в том, чтобы быть «живым» свидетельством времени, имеющего неоднозначные оценки в историографии.

Возможно, автор в силу присущего ему жизненного оптимизма или встроенной в сознание советского человека самоцензуры намеренно исключил из своего повествования о пережитом мрачные страницы, лишь намекая на то, что «не всегда был успех и все шло гладко, были и приливы, и отливы». Но его подлинное стремление к культурному подвижничеству, к изменению социального пространства вокруг, к приобщению обычных людей к высокой культуре в форме самодеятельного народного творчества заслуживает самой высокой оценки и сохранения в исторической памяти потомков.

   Особенно важно, что «Записки-воспоминания» А. И. Попова позволяют услышать «голос» и отдельного человека, и целого поколения произошедшей в стране «культурной революции». Не всегда энтузиазм советских людей был напускным и поддельным. Иногда, как у автора публикуемого текста, это было искреннее служение стране и малой родине.  

 

Анна Валерьевна Белова, доктор исторических наук, профессор,

заведующая кафедрой всеобщей истории Тверского государственного университета

 

 

Александр Иванович Попов

(1894-1967)

О себе

Записки-воспоминания

А.И. Попов (сидит в центре).
Торжок, 1930-е гг.© ВИЭМ, КВФ 416/1325/6

Записки-воспоминания Попова Александра Ивановича, 1960-е гг.© ВИЭМ, КП 2409 Док.

По словам моих родителей я родился 30/VII ст. ст. 12/VIII н/с 1894 г. в гор. Торжке на ул. Михайловской (теперь Ржевская) недалеко от того дома, где я живу сейчас, а когда мне исполнилось шесть месяцев, отец купил свой дом, куда мы и переехали. Служба отца проходила у купцов, где он начинал с мальчиков, работал до старости (последние годы) - на мукомольной мельнице Цвылева (ныне фабрика Леккерт).

Двор фабрики им. Леккерта в 1930-е гг. © ВИЭМ, КОФ 1249

Мать занималась домашним хозяйством. Я был единственным сыном, (двое ребят братьев умерли в раннем детстве). Учиться начал в Успенском училище (теперь 8-няя школа на Володарской улице).

Торжок. Тетюхинско-Остолоповское (Успенское) начальное училище. Копия с открытки нач. XX в. © ВИЭМ, КОФ 1249

Через год перешел в городское приходское (на левом берегу Тверцы было такое здание - теперь там выстроен деревянный дом Кожевников - против хлебозавода). Вот, пожалуй, там во мне затеплилась искорка любви к искусству. Учитель русского языка Сергей Васильевич Шитарев очень увлекательно умел проводить уроки, замечательно читал, сам участвовал в любительских спектаклях и организовывал праздничные елки, а нас готовил к выступлению в школе. Так первый раз в жизни я читал для публики на елке стихотворение Некрасова «Выезд ямщика». Мать умиленно рассказывала, что читал я очень хорошо (сам вспоминаю смутно). Потом <в?> ходил на ярмарку, куда приезжали бродячие актеры и в балаганах давали представления, - может быть, и оттуда потянул на меня ветерок любви к искусству.

Торжок. Ярмарка на Торговой площади, кон. 1900-х гг.
© ВИЭМ, КП 11788/6

Учась затем в высшем народном (городском) училище я принимал участие в школьных спектаклях.

Торжок. Городское училище 4-х классное.
© ВИЭМ, КВФ 397/6

Первая моя роль была в водевиле А. П. Чехова «Свадьба» я играл роль вдовы - акушерки Змеюкиной. Тогда же в раннем детстве я начал писать стихи. Окончив школу, мне пришлось с отцом уехать в Рыбинск, где проходив месяцев шесть безработным, я поступил на службу на мельницу купца Калашникова, где служил отец. Всякая работа доставалась: и таскать и разносить и на посылках бегать. Так примерно с год - полтора был вроде разнорабочего. В это время я все же подучивался, чтобы потом сдать экстерном (что мне и удалось через два года за среднюю школу). Когда меня перевели в контору - знакомые товарищи, зная, что я увлекаюсь театром, предложили мне выступать статистом (актер без слов в массовых сценах). Таким образом, я даже чуть-чуть зарабатывал за выступления (платили кажется 50 коп. за вечер). Выступления делалось потихоньку от хозяина, т.к. в прежние времена не очень-то долюбливали актеров.

Когда вспыхнула война 1914 года, я был призван на военную службу. В 1915 году в феврале месяце я был (?) в Костроме в запасном полку, а в конце сентября на юго-западном фронте и где и воевал до революции.

Торжок, февраль 1917 года.Фото П. Ф. Добрынина.
© ВИЭМ, КВФ 1166

В ноябре 1917 года выехал с фронта по болезни в Торжок и здесь служил в первом коренном парке. Одновременно занимался в профессиональном коллективе.

Рабочие коренного ж/д парка № 1, 1920-е гг. (отпечатано со стеклянного негатива в 1970-е гг.)
© ВИЭМ, КВФ 1802

В 1918 году на организованных курсах артисткой Московского художественного театра Л. Н. Анохиной я с большим желанием начал заниматься актёрскому мастерству.
Это были не продолжительные курсы, но они очень много мне помогли. В труппе я играл роли Зеленова в «Соколах и Воронах(?)», Разлюляева в «Бедности не порок», капитана в отставке в «Женитьбе Бальзаминова» и др. Первая моя работа как режиссера началась с комедии «Хозяйка гостиницы».
В этот же период я уже руководил кружком самодеятельности в парке. В 1922 году перевелся в Харьков. Там работал в профессиональных коллективах и руководил самодеятельностью на канатной фабрики и в воинских частях. Выезжал с труппой на гастроли в Донбасс и ряд других городов.
В 24-25 сезон зимний работал в Ржевском театре, а затем снова выехал в Харьков, однако долго там быть не удалось, т.к. я заболел малярией, а затем стал себя плохо чувствовать и по совету врача вернулся домой. И уже к 1926 года моя профессиональная работа в театре кончилась (не считая случайных выступлений).
Я целиком отдался делу самодеятельного театра в клубе Кожевников куда я поступил в мае 1927 года был очень хороший драматический коллектив человек 35-40.

Драмкружок Кожзавода. В центре сидит А. И. Попов. Торжок, 1923 г.Фото В. Н. Соловьева
© ВИЭМ, КОФ 390/1506(6)

Ставил я там такие пьесы как «Гибель Надежды» Гейерманса. «Шторм» Б-Белоцерковского, «Конец господ Ржевских» Анушкина, «Проделки Скапена» Мольера, ... Островского (?) и ряд других. Параллельно с этим - была организована «Синяя блуза», а потом «Желтая газета», где работали так сказать на местном материале. Часто выезжали в деревню особенно в период раскулачивания и организации колхозов.

«Август. 1930 год. Первый обмолот. Хлеб государству. Колхоз «Новый путь». Новоторжский район».
П. А. Лебедев, Торжок, 1960-е гг.
Фанерная аппликация, 56,2х98,5х2,5 см.
© ВИЭМ, КП 390/984

Я писал частушки, фельетоны, сценки на местные темы.
В 1928 году стала работать фабрика имени «Леккерта». Был организован единый клуб обувщиков и кожевников. Занятия проходили в клубе кожевников на Гражданской улице.
В 1930 году на Пролетарской улице открылся парк культуры и отдыха обувщиков. Работал я там заместителем директора и художественным руководителем. В 1934 году открылся летний театр на 527 мест.

Сцена в парке на улице Пролетарской в Торжке, 1930-е гг.
Из коллекции фотографий с видами Торжка из архива Т. П. Большаковой, 1925-1990 гг.
© ВИЭМ, НВФ 2454/5

Стали приезжать профессиональные труппы. Отсюда взял начало и наш городской театр (нынче Кимрский).

Труппа Кимрского драмтеатра впервые после войны приехала на гастроли в Торжок, сезон 1945-1946 гг.
© ВИЭМ, КП 7280

Туда перешли несколько товарищей из самодеятельности: например, Зайцева (она и сейчас работает), Зайцев (погиб в Отечественную войну), Гаврилов Н.Н.

Анастасия Михайловна Зайцева (1913-1994), артистка Новоторжского драматического театра, Торжок, 1930-е гг.
© ВИЭМ, КВФ 416/1141

Я продолжал работать с коллективом самодеятельности фабрики особенно зимой, т.к. на зимний период парк закрывался.
Так было до 1941 года. Вспыхнула война, и хотя у меня была броня до апреля 1942 года и возраст был уже солидный, я все же был призван на военную службу с октября 1941 года.
Несколько дней пробыл в запасном полку Селище-Хвошня. Затем нас отправили подо Ржев получил легкое ранение. Остался служить в госпитале. С 1942 года организовал по поручению командования концертную бригаду и обслуживал концертами сначала раненных воинов по палатам или избам (в деревнях). Потом перешел на службу в сортировочный госпиталь, в котором пробыл до конца войны. В нем я так же был руководителем концертной бригады. Вместе с частями нашей армии, давая повсюду концерты для бойцов, дошли почти до Берлина. Демобилизовался я уже в Нойштеттине, вернее отсюда был направлен в Торжокский военкомат в 1945 году в июле месяце. На фронте награжден медалью «За боевое отличие» и «За победу над фашисткой Германией». В августе месяце 1946 года я поступил на работу руководителя драм. коллектива в Клуб им. Парижской Коммуны.

Торжок. Клуб железнодорожников имени Парижской коммуны, 1930-е-1940-е гг.
© ВИЭМ, НВФ 2498/34

За период от 1946 по 1964 год было много поставлено больших пьес таких как «Знатная фамилия» Романова, «Лес» Островского, «Женитьба Бальзаминова» Островского, «Правая рука», «Любовь директора и квартира», «Миллион на улыбку» Сафронова, «Юность моя» Школьника(?) и ряд других.

Сцены из спектакля «Ревизор» в Клубе им. Парижской коммуны. Торжок, 1950-е гг.
© ВИЭМ, НВФ 416/1320/7

В роли Марьи Антоновны - артистка В. С. Пухлова.
© ВИЭМ, НВФ 2311

Сцены из спектакля по водевилю В.А. Соллогуба «Беда от нежного сердца» в исполнении драмкружка Клуба железнодорожников.
Торжок, 1948 г.
© ВИЭМ, НВФ 2510/48, НВФ 2510/49

 

Параллельно работали над малыми формами и агит-бригадным материалом, а также выпустили 10 номеров «светозвуковой газеты» на местном материале. Много прошло людей через коллектив. Некоторая часть попала в профессиональные театры, кто работает и работал на ответственных должностях.

Участники драмкружка при Клубе им. Парижской Коммуны в спектакле «Беда от нежного сердца».
А. И. Попов сидит второй справа. Торжок, 1948 г.
© ВИЭМ, НВФ 2197/37.

Не всегда был успех и все шло гладко, были и приливы, и отливы. Это, пожалуй, неизбежно, но это не в коей мере не дает право ни задирать носа при успехах ни вешать голову при неудачах. Надо только по-настоящему любить самодеятельное искусство и не только ставить спектакли и концерты, но воспитывать людей в духе современности.
12 августа 1964 года мне исполнится семьдесят лет. Но мне еще не хочется сдаваться. Пусть уж не та пылкая энергия, которая была когда-то, но как говорят «есть еще порох в пороховницах».

Хочется еще что-то сделать чем-то быть полезным родине. Время то какое прекрасное и какие чудесные дали открываются творить в общем творческом коллективе, бороться за прекрасное завтра - в этом цель жизни, в этом радость творчества!
Пожалуй, с самого детства я не расставался с поэзией. Любил писать стихи в детстве, люблю писать и сейчас. Некоторые печатаются в местной газете. Много писал для стенных газет и «Крокодила», «Молний» и других.

Жители Торжка у стенгазеты «Крокодил идёт по городу».
Торжок, 1950-е гг.
© ВИЭМ, НВФ 2197/7.

Алекс. Попов

Лужа

Ушли в «очередной» мороз и стужа.
Растаял лёд и снег...
Всё стало как весной.
Одна лишь на Дзержинской лужа,

Не изменила облик свой.
Она, кроме зимы,
В любое время года
Раскинулась, обширна и грязна.

Шоссе, ларёк и сквер
Её обмыли воды.
Не осушит её ни осень, ни весна.
Той лужи горкомхоз не замечает,

И равнодушье полное храня,
Из года в год упорно не желает
Подбросить для осушки
камня и щебня.

Заметив лужу, спрашивает флотский,
Не скрыв лукавого смешка:
«Какая разница меж лужей Миргородской
И этой лужею - Торжка?»

«Знамя ударника», Торжок, 22 апреля 1951 г.

Полвека в искусстве
Энтузиасты культурного фронта

МАЙСКИЙ день 1932 года. По карельскому тракту пылит грузовик. Молодые голоса разносят задорную песню:
«Мы - синеблузники,
Мы - профсоюзники,
Мы - не баяны-соловьи!
Мы только чайки
Единой спайки.
Одной трудящейся семьи!»
Это в Большое Петрово едет агитбригада торжокских кожевников. Здесь, в машине, шутник и балагур. Ваня Воронцов, веселые певуньи Ася Шубина и Лида Козлова, мастер юморесок Миша Лонин, исполнитель драматических ролей Паша Смолин... Да и другие парни и девчата под стать им.
«Синеблузники» едут в гости к крестьянам. Они покажут «живую газету», любимую в те годы всеми. На ее «страницах» было все: и советские песни, и злободневные частушки на местные темы, юморески. Зато с каким успехом слушалась эта газета! Аудитории не занимать!
«Синеблузников», как называли тогда неуемных юношей и девушек, боровшихся пламенным словом со всем, что мешало движению. Страны Советов по пути к социализму, ждали везде. Пожалуй, не было в Торжке и районе в те 30-е годы завода, колхоза, учреждения, где бы они не выступали. Неизменным участником этих концертов был руководитель молодежного агитколлектива Александр Иванович Попов. Это его слова звучали со сцены. Частушки, раешники, оратории, конферанс им сочинялись постоянно.
В НАШЕМ ГОРОДЕ хорошо знают Александра Ивановича. Это с его именем связаны все первые выступления коллективов художественной самодеятельности в Торжке.
...Нелегко сложилась жизнь у юного парня. Работа на купца, служба в царской армии. Лишь Октябрьская революция открыла глаза, указала правильный путь.
После демобилизации из армии по болезни в конце 1917 года Александр Попов приезжает в Торжок. Революционные события захватили его, силой всей своей души он отдается строительству новой жизни. Передовая интеллигенция города создала общества «Землячество» и «Светоч». Их активные участники Андрей Поселянин (Митрофанов), Иван Арсеньевич Лебедев, Николай Николаевич Будаков, Егор Акимович Мякинин, Арсений Дмитриевич Баранцев создавали театральные, вокальные, музыкальные студии, учили молодежь постигать искусство. Организовывали библиотеки. Например, А. Д. Баранцев (живет сейчас в Калинине) - образованный учитель, работал буфетчиком и был в то же время библиотекарем, руководил музыкальным кружком в 1-м коренном железнодорожном парке.
Вот это энтузиасты, а вместе с ними А. И. Попов, и заложили первые ростки социалистической культуры в нашем городе.

ДО РЕВОЛЮЦИИ в Торжке было множество кабаков и единственный клуб Барскова для... купечества. Советская власть лучшие здания, принадлежавшие «отцам города», передала под школы и клубы. И трудящиеся массы потянулись к искусству. На сценах рабочих клубов стали показываться серьёзные классические произведения. «Дядя Ваня» А. П. Чехова, «Царь Федор Иоаннович» А. Толстого, «Лес» А. Н. Островского, «На дне» М. Горького - вот далеко не весь перечень репертуара. С исключительным успехом проходила комедия Н. В. Гоголя «Ревизор». На вечерах юношеской секции клуба кожевников, особенно по субботам, бурными аплодисментами оканчивались постановки чеховских произведений: «Юбилей», «Медведь», «Злоумышленник» и других. И душой, заводилой всех спектаклей всегда был Александр Попов. Особенно великолепно исполнялась им роль Барона из пьесы «На дне» М. Горького.
Не всем, как говориться, по нутру приходились эти выступления самодеятельных артистов, агитбригадчиков. Верующие грозили карой господней, призывали не посещать клубы, не смотреть «антихристов». Но это не пугало «артистов» и публику. Пьесы, «живые газеты» шли с неизменным успехом при переполненных людьми залах.
Долгое время работал в кубе кожевников Александр Иванович Попов. Правда, о себе он говорил мало, заслуг себе никаких не приписывает. Но зато с любовью и гордостью вспоминает талантливых рабочих: Михаила Лонина, Павла Смолина, Ефрема Потапова, Надежду Гаврилову, Николая Остренкова.
Особенно горячим было время коллективизации на селе. Днем работа на заводе, вечером - репетиции, ночью - поездки с концертами в деревню. Самодеятельные артисты так бывало уставали, что иногда засыпали под сценой или в каком-нибудь углу. Но они горели творческим огнем и никогда не роптали.
Война! Фашистские полчища топчат Советскую землю. А. И. Попов в 1942 году вступает в ряды воинов - защитников Родины. Ранение под Ржевом. А потом - вновь фронтовые дороги. От деревни Селище-Хвошни Калининской области до Берлина прошел солдат. В госпитальных палатах, в деревенских избах, в землянках, в окопах на передовой выступает он перед советскими войнами всех родов войск. За активное участие в культурном обслуживании воинов Александра Ивановича награждают медалью «За боевые заслуги».
А потом вновь клуб, сцена. Немало участников художественной самодеятельности познавали азы искусства у Александра Ивановича. Добрым словом вспоминают они своего наставника, который сейчас находится на пенсии. Одной из них является А. М. Зайцева, артистка Кимрского драматического театра.
И ещё об одной стороне деятельности этого подлинного энтузиаста культурного фронта хочется сказать. Мы все с вами часто встречаем подпись «А. Попов» в местной газете. Эту фамилию или псевдоним «Алекс. По.» можно было прочитать и в газете «Пламя», которая издавалась в Торжке почти сорок лет назад.
Каждое значительное событие в жизни страны, нашего города находили и находят у старейшего корреспондента живой отклик. Стихи, фельетоны, басня. Они не только говорят об успехах, новых достижениях, но и зло бичуют недостатки.
50 лет в строю на культурном фронте. Это ли не завидная судьба? Шагать в ногу с веком, делать все, чтобы искусство шире проникало в массы. Это ли не счастье? Можно лишь гордиться такой судьбой.

В. Афанасьева, учительница-пенсионерка,
Е. Потапов, общественный корреспондент.

 

 

Вырезка из газеты «Маяк коммунизма», 27 июня 1967 г.
© ВИЭМ, КП 2407

ПАМЯТИ ТОВАРИЩА

Умер Александр Иванович Попов - энтузиаст культурного фронта, долгие годы работающий бессменным руководителем коллективов художественной самодеятельности.
После тяжелой болезни на 74-м году оборвалась жизнь влюблённого в искусство человека, активнейшего рабкора.
Александр Иванович Попов родился в Торжке, здесь учился, здесь организовывал первые кружки художественной самодеятельности. Жители нашего города и района помнят его острые, злободневные, всегда страстные частушки, фельетоны и сценки, написанные на местные темы. Выступления «синеблузников», участников «живой газеты» в конце 20-х и начале 30-х годов всегда встречались с большим интересом. Полвека верно служил самодеятельному искусству страстный поборник культуры.
Он воевал на фронтах первой мировой, гражданской и Великой Отечественной войн, был ранен под Ржевом. За боевые заслуги награждён двумя медалями. После Отечественной войны вернулся в родной город.
Хорошо известны сатирические стихи и добрые зарисовки о людях, публикуемые с подписями: «Алекс. По», «А. Попов». Александр Иванович всегда остро бичевал мещанство, бюрократизм, невнимание к людям.
С негаснущей молодой страстью он любил свою работу, служил самоотверженно, честно и преданно. Он был отличным товарищем и верным другом, всегда готовым помочь тому, кто в этой помощи нуждался.

Группа товарищей.
«Маяк коммунизма», № 4, 16 декабря 1967 года

 

© ВИЭМ, КП 2408 Док.

 

 

 

 

  Рейтинг@Mail.ru
Rambler's Top100

Cloudim